Из первых рук

10 января 2019

Гид наш: Gault&Millau продан в Россию


Гид наш: Gault&Millau продан в Россию

Новость дня: международный ресторанный гид Gault&Millau купили россияне. «Го Мийо», по сравнению с «Мишлен», не так авторитетен, но тоже дело серьезное. Французский гид выпускается уже 46 лет, распространяется по франшизе в 20 странах и оценивает рестораны «колпаками»: выдающиеся проекты получают от 1 до 5. Эксперты посещают заведения инкогнито и судят в первую очередь кухню (тут можно получить до 15 баллов), но не упускают из внимания атмосферу и сервис (до 5 баллов). «Колпаки» полагаются набравшим более 11 баллов. Год назад московские рестораны White Rabbit, Selfie и Savva были награждены четырьмя — пока это российский максимум.

Экс-глава компании Gault&Millau Ком де Шерези не называет имена новых владельцев и сумму сделки, зато отмечает, что «российская семья намерена инвестировать в краткосрочной перспективе миллионы евро в международную рекламу гида, в частности, в цифровых сетях». По данным Le Monde и большинства других источников, новые владельцы «Желтого гида» связаны с банком ВТБ, а их официальным представителем будет выступать юрист Владислав Скворцов. Газета Le Point называет Скворцова совладельцем Gault&Millau.

Анна Тюрина

совладелица коммуникационного агентства ProfCom

Весть о смене владельцев «Го Мийо» вышла в эфир практически одновременно с очередной волной слухов о приходе в Россию гида Michelin. С одной стороны, ситуация отрадная — нас признали частью цивилизованного ресторанного мира. С другой, всеобщее ликование по этому поводу немного напоминает некрасовское «вот приедет барин, барин нас рассудит». Мы ждем оценок авторитетных зарубежных экспертов в надежде на то, что они потешат наше тщеславие. По крайней мере, выход первого «Го Мийо» в России в 2017 году не привел к резкому повышению финансовых результатов у лидеров рейтинга. Возможно смена владельцев повысит узнаваемость и авторитет гида — при условии, что они серьезно займутся и вложатся в пиар. Момент для этого самый подходящий: после Чемпионата мира по футболу поток туристов заметно вырос. А для гостей из франкофонных стран авторитет и экспертность гида «Го Мийо» вполне сопоставима с «Мишленом».

Дмитрий Грозный

главный редактор MarketMedia, ресторанный обозреватель

Конечно, проще всего закричать: «Пропал Калабуховский дом». Мол, если Gault&Millau купили люди, связанные с русским госбанком, то все обязательно полетит в тартарары. В таком тонком деле, как издание ресторанного гида, самое главное — репутация, создавать которую невероятно сложно, а профукать можно в один момент. Если новые владельцы смогут уберечься от соблазна все быстро улучшить и монетизировать, тогда шансы есть. А про то, что перестанут читать… Вот «Манчестер Сити» принадлежит арабскому шейху, а ПСЖ — эмиру Катара, и ничего, англичане и французы болеют как миленькие. Потому что результат на табло!
В эпоху уберизации и коллабораций все старые и заслуженные бренды находятся перед вызовом. Ты можешь потерять все, потому что даже платежеспособные и респектабельные потребители вместо того, чтобы купить справочник, просто зададут вопрос Google или подпишутся на модного видеоблогера. В общем, чтобы не стать героем вчерашних дней, нужно меняться. А как измениться, чтобы не растерять то, что нажито непосильным трудом — вопрос, ответ на который сейчас ищут все.

Тамара Иванова-Исаева

независимый ресторанный критик

Новость о том, что «Желтый гид» продан «русской семье, связанной с банком ВТБ», сегодня комментируется почти всеми французскими изданиями — от RFI до Le Figaro. Когда подобные сделки происходят с известными международными брендами, многие из которых меняют владельцев регулярно и нередко скупаются, например, крупными китайскими бизнесменами, это вызывает лишь колебания на бирже и скупые комментарии аналитиков. Gault&Millau — другое дело. Во-первых, это почти такой же символ, как гид Michelin, и для многих французских гурмэ его оценка была даже более значимой: считалось, что его журналисты (а рейтинг ресторанов определялся именно журналистами — начиная, собственно, с самих Анри Го и Кристиана Мийо) более независимы и присуждают «колпаки» исключительно на основе своих посещений. Именно Gault&Millau способствовал продвижению концепции «новой французской кухни» и молодых поварских талантов. Но после смерти обоих его основателей (Мийо умер совсем недавно, в 2017-м), перемены были неизбежны. Появление десятков гастрономических сайтов и всеобщая компьютеризация требовали новых технологий и инструментов, а средств, видимо, было недостаточно. Именно на стремление развивать электронные версии гида ссылаются как его бывший владелец и генеральный директор Ком де Шерези, купивший его в 2016 году и сумевший за два года придать гиду новый импульс, так и работавший над его «возрождением» Жак Балли, бывший советник по вопросам обучения и консалтинга в холдинге Алена Дюкасса, «влюбленный в Желтый гид» и заявивший о своих видах на него в 2017 году, практически сразу после презентации гида в Москве. Именно он познакомился с финансистом Владиславом Скворцовым — франкофилом и поклонником французской кухни (видимо, членом той самой «семьи», связанной с ВТБ), которому де Шеризе продал 100% акций.
Несмотря на формальный переход под российские знамена, сам Балли в Совете директоров остается. А вот дальше начинается самое интересное. Сохранится ли концепция гида неизменной? Кто из ресторанных журналистов останется среди экспертов? Будет ли это «чистый бизнес» (ну, в конце концов, английскую команду Абрамовича никто не считает российской) — или это станет толчком для продвижения на международной гастрономической сцене и российских ресторанов?
В декабре 2017 года, во время презентации Gault&Millau в Москве, два его издателя дали интервью о перспективах гида в России. Им задали вопрос, планируют ли они привлекать к работе Gault&Millau российских экспертов? Гийом Крампон ответил: «Большая сила Gault&Millau — это независимость в оценках. И в этом году при составлении российского гида Gault&Millau не было российских экспертов, в следующем году их тоже не будет». Интересно, как ответил бы Крампон на этот вопрос сейчас? В любом случае, переход одного из символов французской гастрономии в руки российского владельца — событие для Франции чувствительное. Ведь для французов высокая кухня — такое же национальное достояние и предмет гордости, как нефть и газ для России. Только куда более стабильное и вкусное.

Читайте также:

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий.

В Волынском переулке открылся изакая-бар Ezo

Новое место силы для любителей рамена, суши, роллов и прочего саке.

На Новой Голландии заработало 8 ресторанных проектов

Первый этаж здания «Бутылка» на Новой Голландии сделали целиком ресторанным — 8 проектов открылись, ждем еще одного.

В Пушкине работает кафе «Борщ»

Кафе монокухни на Московской улице, где каждый день подают новый борщ и не перебарщивают с ценой.