Экспертное мнение

15 июля 2020

А у меня 50 метров


А у меня 50 метров

Если вдруг вы пропустили всю шумиху вокруг «закона о наливайках», пересказываем кратко.

  • 8 июля 2020 Законодательное собрание Петербурга приняло в третьем чтении поправку в закон «Об обороте алкогольной и спиртосодержащей продукции». Еще пара штрихов — подпись губернатора, официальная публикация — и закон вступает в силу.
  • В чем суть. С 2021 года продавать алкоголь смогут бары и рестораны площадью более 50 кв.м (торговый зал, без учета служебных помещений), у остальных отнимут лицензию. Правило распространяется только на заведения, расположенные в жилых домах. Власти таким образом собираются бороться с шумными «наливайками» и обеспечивать мирным жителям Петербурга спокойствие и здоровый сон.
  • Почему общественность взбунтовалась. «Ленинградские» рюмочные и небольшие концептуальные бары для нашего города — гордость, радость и культурный код. Сравнивать громкие, грязные, недобросовестные распивочные и маленькие бары большой значимости никак нельзя. На федеральном уровне действует норма в 20 кв.м, но петербургские власти ужесточают правила — многие (и мы тоже) считают это необоснованным.
  • В сети распространяется «список 100» — перечень баров и ресторанов, которые находятся в зоне риска (из обращения учредителей и генеральных директоров малых предприятий общепита к властям). Выглядит пугающе, так как упомянуты многие уважаемые, знаковые заведения, но доверять этим данным полностью не следует — например, отмеченные Duo Gastrobar, Bar Kompromiss, Bolshoybar, Bar 812, Pizza 22 и др. не попадают под ограничения.
    Рестораторы, журналисты, представители делового сообщества, лидеры мнений и все неравнодушные гости подписывают петицию против поправок. Уже собрано более 26000 подписей.
  • И знаете что? Спустя шесть дней после третьего чтения, 14 июля, автор законопроекта «о 50 метрах» Денис Четырбок объявил о послаблениях: на базе комитета по законодательству создана рабочая группа, которая будет разрабатывать особые правила для «авторских баров».
  • Вопросов немало. Понятия «авторский бар» в законодательстве не существует — кто и по каким критериям их будет отбирать, о каких именно послаблениях может идти речь? Что станет с пивными, которые сейчас работают без лицензии? Как поступят с заведениями, которые сделали перепланировку и их план-схемы неактуальны?

А теперь оценки и мнения

Денис Четырбок

автор законопроекта, депутат ЗакСа от «Единой России»

Мы изучили «список 100» — список баров, которым, якобы, грозит закрытие. После разговора с управляющими выяснилось, что подавляющее большинство указанных заведений под действие нового закона не попадут и продолжат работу. С самого начала я призывал всех — и рестораторов, и обеспокоенных жителей, и экспертов, комментаторов — доверять исключительно конкретным и достоверным данным. «Список 100», который активно распространяется в СМИ, от объективности и достоверности далек. Уже сейчас, когда мы связались большинством управляющих указанных точек, могу заявить: 75% баров, кафе и ресторанов продолжат работать. В большинстве заведений площадь зала обслуживания и так превышает 50 квадратов. Еще четверть заведений готовы изменить схему помещения и увеличить площадь зала обслуживания.
Та шумиха, которую подняли в сетях, фактически не обоснована. Людей ввели в заблуждение, вкинув новость о том, что в Санкт-Петербурге закроются свыше 100 легендарных баров и ресторанов. Когда же начинаешь погружаться и разбираться, ситуация выглядит совершенно иначе: в списке, например, есть места, которые даже не являются общепитом, либо и вовсе закрыты. Есть случаи, когда заведение расположено в нежилом здании, поэтому под действие закона оно не попадает. Как такие точки оказались в этом списке — большой вопрос. Наверное, кому-то этот шум выгоден. Не хочу никого обвинять, но факты говорят за себя.
Не могу не отметить настрой самих предпринимателей. Да, к закону они относятся достаточно настороженно, опасаясь за будущее своих «детищ», но в то же время большинство из них готово к конструктивному диалогу и совместной работе. До вступления закона в силу у нас есть почти полгода, есть время, чтобы разобраться в каждой конкретной ситуации. И мы, и предприниматели заинтересованы в том, чтобы приличные заведения сохранились и продолжили работать.
(Источник: t.me/chetyrgram)

Борис Вишневский

депутат ЗакСа от «Яблоко», голосовал против законопроекта

Я вхожу в число тех шести человек, которые голосовали против. Несмотря на то, что регулярно получаю жалобы от жителей центра, которым мешает шум от посетителей некоторых соседних заведений — ну, казус улицы Рубинштейна известен уже не только нам, но и всей стране. Конечно, устранять эти неудобства необходимо. Я неоднократно писал запросы и обращения, требуя вмешательства полиции и добиваясь прекращения незаконных перепланировок. Но дело в том, что закон, который придумал Четырбок, данную проблему не решает. Он их скорее усугубит. Потому что посетители «больших» ресторанов и баров причиняют жителям куда больше неудобств, а Четырбок сам утверждает, что залы многих маленьких баров можно увеличить за счет внутренних ресурсов: служебных помещений и так далее. Это увеличит количество клиентов, и шуму станет еще больше. А полиция не любит призывать к порядку шумные компании, нарушающие покой жителей, и просто отказывается выезжать. По принципу «когда убьют, тогда и зовите». Тут надо не закон менять, а поведение полиции, которой всегда много, когда надо задерживать одиночных пикетчиков, и которой не дозваться, когда надо призвать к порядку пьяных бузотеров на улице.
Еще одна проблема в том, что закон сейчас не запрещает курить на выходе из ресторана или бара (если там нет курительной комнаты). В результате дым — особенно летом, когда открыты окна или форточки — попадает в квартиры. И тут, я думаю, надо менять городские законы и запрещать курение на прилегающих к заведениям общепита территориях, если на тот же фасад здания выходят окна жилых помещений. Особенно в центре, где узкие улицы и мало пространства. По крайней мере, вечером и ночью. Такие полномочия у Петербурга есть, соответствующий проект закона уже подготовлен, сейчас будет направлен мной на юридическое заключение.
Проблема в том, что нет «общественного договора» между владельцами общепита и жителями. А надо обсуждать и записывать на бумаге «правила общежития», чтобы жители получали компенсации за неудобства. Закон про «не менее 50 метров торгового зала» вообще не об этом. Зато могут закрыться многие популярные бары и кафе, не создающие никаких неудобств жителям. Малый бизнес проиграет, жители — не выиграют. Это будет та «игра», где почти все останутся в проигрыше.
Интересно, что если законопроект, регулирующий продажу алкогольных напитков в заведениях, находящихся в жилых домах, был внесен в октябре 2019 года, а в апреле принят в первом чтении, то требование к площади не менее 50 кв. м. появилось лишь 22 июня — за день до второго чтения! И вся фракция «Единая Россия» дружно проголосовала «за». До вступления закона в силу 1 января 2021 года еще есть почти полгода. И его можно успеть изменить. Я буду сейчас вносить законопроект о внесении изменений в «закон Четырбока», буду предлагать коллегам из оппозиции ко мне присоединиться. И осенью буду вносить его в повестку дня ЗакСа. Одновременно буду обсуждать и предлагать такие изменения, которые решали бы реальные проблемы, с тем же курением у ресторанов, кафе и баров в жилых домах. Готов обсуждать любые предложения — в том числе от коллег-курильщиков. Уже думаем. Можно, например, обозначить прямо на тротуаре зоны, где можно курить, не мешая жильцам. Если еще что-то предложите, буду рад. Повторяю, готов выслушивать любые идеи.
(Источник: vk.com/visboris)

Виталий Милонов

депутат Госдумы, экс-депутат ЗакСа Петербурга

Небольшие рестораны и бары стали неотъемлемой частью городской культуры наряду с полюбившимися ленинградцам-петербуржцам пышечными. Туристы из всех регионов нашей Родины и из-за границы приезжают в Санкт-Петербург, чтобы насладиться особым петербургским духом этих заведений. Можно утверждать, что петербургские малые рестораны и бары (ведущие свою деятельность в соответствии со всеми законами и требованиями) стали новой европейской достопримечательностью, привлекающей дополнительные средства в городской бюджет...
(Из обращения Виталия Милонова к губернатору Петербурга Александру Беглову)

Тамара Иванова-Исаева

ресторанный критик

Нет, мы не Европа. Не Таллин, не Париж, не Барселона. И не Азия, где на счету каждый квадратный сантиметр. Мы даже не Москва, где живут по федеральным законам и не спешат, несмотря на гигантоманию, расширять площадь маленьких заведений с 20 до 50 м. Мы — село Четырбоковка, ковидная Северная станица, где корона(вирус) прорастает через мозг даже без ковида. Потому что лишь (используя словарь мрачных времен) вредитель решится в разгар экономического и ресторанного кризиса продвигать закон, лишающий работы тысячи людей, а город — то есть, пардон, станицу — полутора миллиардов рублей дохода в год. И это — на фоне гигантских потерь от проваленного туристического (не)сезона-2020.
Конечно, трудно ждать понимания таких тонкостей, как дух города, уникальная ресторанная культура, особая атмосфера небольших заведений, где часто мелькают известные лица и ведутся острые дискуссии — от чиновников, всерьез обсуждающих переезд Университета в Мартышкино или убивающих Пулковскую обсерваторию. Они будут говорить о здоровье нации и покое соседей, вспомнят какие-нибудь подходящие к случаю скрепы и здоровый дух в трезвом теле.
Мы все это слышали, когда наша станица (тогда еще Полтавченковская) принимала поправку к Федеральному закону о сокращении на час, до 22:00, продажу алкоголя. И, кстати, многие заведения стали ответом именно на эту меру. Новый формат «днем магазин — вечером бар» в ряде случаев, как с «На вина», неожиданно стал ликбезом по культуре пития. Бары преобразили заброшенные подъезды, затопленные подвалы и другие некондиционные пространства, которых город справедливо стыдился.
Если бы закон Четырбока существовал в конце 90-х — начале 2000, мы лишились бы многих знаковых мест. Тот же «просто маленький бар» «Хали-Гали», без сцены и барной стойки в эти метры бы не вписался, не было бы «Эльфа», не открылся бы стильный «Суп вино» на Казанской.
Но объяснять чиновникам, что многие «маленькие бары» давно стали местами культовыми, где собираются творческие и весьма успешные люди самых разных возрастов, бесполезно. Даже не очень «барные» люди туда захаживают — но, видимо, у чиновников культовые точки другие.
Слова Четырбока о том, что «маленькие» смогут расширить зал за счет служебных площадей, противоречат самому целеполаганию закона: если маленький бар с 20 посетителями нарушает покой граждан, то как улучшится качество их сна, если посетителей станет 50? Почему просто не ужесточить меры, минимизирующие «вред для окружающей среды»? Ответ прост: потому что такие правила и санитарные нормы уже есть! И если в спальных районах кто-то превращает квартиру в «наливайку», а соседние подъезды — в отхожее место, то, может, стоит просто применить закон — всерьез, а не путем закулисных договоренностей и взяток?

Владимир Леншин

бартендер, учредитель школы барменов «Точка с запятой»

Законы не должны противоречить здравому смыслу, а этот — противоречит. В нем свалены в кучу магазины, которые торгуют ночью открытыми бутылками, и места, которые несут настоящую культуру пития и успели стать визитной карточкой города. Не метраж определяет качество и тем более культуру, а то, что стоит за этим метражом. В одном из фильмов говорилось, что не размер определяет значение, а качество, вложенное в этот размер. Можно выпить один бокал хорошего вина или один коктейль за вечер, а можно — за углом из горла бутылку какой-то дряни. Это как еда: можно съесть что-то легкое и полезное, получив и удовольствие, и сытость, а можно сожрать 1,5 кг фастфуда, выйти с «беременным» пузом, а через час снова проголодаться.
Люди, принимающие законы, должны сначала изучить предмет, а потом уже, предварительно обсудив его с людьми из индустрии, принять решение, устраивающее всех — законодателей, исполнителей и потребителей. Потому что это всегда равнобедренный треугольник. Это, как пела Пиаф, улица с двусторонним движением. Да, есть странные заведения, где непонятно что разливают из непонятно каких источников. Есть новостройки, где переделывают жилые квартиры в бары. Но это же кто-то согласовал?! Раз нормы уже есть, может, достаточно следить за их соблюдением? А проблемы можно решить при помощи переговоров.

Дмитрий Журкин

винный эксперт, директор по импорту компании «Ладога»

В алкогольной рознице норма 50 метров существует давно — но это не одно и то же. В нашем законодательстве доминирует вариант решений, когда вместо детального разбирательства, кто хороший, кто плохой, что закрыть, а что сохранить, закрывают на всякий случай всех. Размер площади бара не превращает его автоматически в нарушителя закона и покоя граждан. Под запрет могут попасть десятки самобытных заведений, которые смело можно назвать одними из лучших баров в России. Почему бы, например, не запретить продажу топоров, так как были случаи их применения не по назначению? А заодно — запретить роман Достоевского за пропаганду такого применения.

Читайте также:

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий.

Ресторан: доступная среда

Как сделать рестораны более инклюзивными? Рассказывают люди с инвалидностью.

Трюфель: за и против

Аккурат в разгар сезона трюфелей разбираемся в том, что представляет из себя «король грибов». Рассказывает один эксперт и целых семь шефов.

Петербургская кухня: былины и легенды

Эксперты о том, что такое петербургская кухня, и почему она появляется в меню ресторанов.