Путеводитель

11 января 2020

Пятьдесят на пятьдесят


Пятьдесят на пятьдесят

Чем отличается рюмочная от бара? И там, и там акцент на выпивке, к которой прилагается простая закуска. Но бар — это всегда концепция правильной публики, а рюмочная — воплощение демократичности. Здесь все равны и все к месту. При входе любой — усталый узбек, местный колдырь, офисмен, профессор, творчески неопределившаяся юность, человек с большим черным мерседесом — снимает с себя бремя социального статуса и становится просто тем, кто пришел выпить и закусить. Конечно, всегда есть нюансы, но идеал — таков.

Дешево

Рюмочная на Пушкинской

Рюмочная на Московском

Рюмочная на Восстания

Средне

Рядом

Щель

Угрюмочная

У Ларисы

Тихий ход

Дорого

Анонимное общество усердных дегустаторов

БарМитя

Рюмочная на Пушкинской, 1

12:00-23:00

Эта интеллигентная помесь закусочной с распивочной появилась задолго до того, как слово на дверях стало модным. Назваться «рюмочной» в середине 2000-х было довольно рискованным маркетинговым решением, угрюмые стоячки все еще можно было найти в изобилии по всему городу: водка частенько там была «паленой», килька — чересчур ароматной, а публика — агрессивной. Но «Рюмочная» на Пушкинской не только реабилитировала жанр, но и породила волну, не говоря о том, что стала буквально первым заведением в районе Московского вокзала, где можно было недорого и приятно не только выпить, но и перекусить.

За полтора десятка лет тут ничего не поменялось. И чем дальше, тем очевидней, что это плюс. Средняя карта разномастного алкоголя с водкой от 40 рублей. Бутерброды всех нужных подвидов, но специалитет — горячий с ветчиной и сыром. Финский суп с лососем или стейк из форели — душевно и доступно. Выбор основательной еды не отнимает звания рюмочной, поскольку и обед, и даже завтрак тут совершенно уместно сопроводить стопочкой. А высокие столы сохраняют стилистику «на ходу».

Основная публика: студенты, рокеры, художники, журналисты, соседи — небогатая творческая интеллигенция. На столах и подоконниках разложены старые фотографии и арт-журналы. Есть нарды и шахматы. Сюда равно хорошо зайти «пропустить» на пять минут или «посидеть» час-другой. Карты по старинке не принимают, но, если вежливо попросить, и незнакомцу нальют в долг.

Рюмочная на Московском, 7

7:00-23:00

Когда Сенную расчистили, то казалось, что у чрева Петербурга вырвали сердце, но гений этого места пока что сильнее кабинетного урбанизма. Рынок, шавермы, скупщики золота — все на месте. Раньше главная местная рюмочная была по Московскому направо в первом дворе, теперь там чайная. Но, если пройти чуть дальше, искомое обрящется.

Заведение на первый взгляд может смутить: просторный зал, яркий белый свет, деревянные лавки с длинными столами. Но присмотритесь — место хорошее. Пока доходишь до стойки, становится понятно, что шалманистость заведения обманчивая. Музыка не гремит, кухней не пахнет. Габаритный серьезный мужчина за кассой — как предупреждение, все-таки Сенная.

Стойка длинная, позиций много: 18 наименований водки от 30 рублей (все бутылки на виду в холодильнике), много другого алкоголя на разный вкус. Приличный бутылочный самогон по 100. Есть горячее. Главный специалитет: бутерброд с килькой за 10 рублей.

Еще раз: 2020 год, в центре европейского мегаполиса можно полечиться за 0,5 евро и закусить на 15 евроцентров.

Интерьер интересней, чем кажется. Есть стоячий угол с душевной миской бесплатных сухариков. По полочкам на стенах — предметы советского интерьера: радио, посуда, книжки, висит большой портрет Столетова. Садишься за маленький столик у единственного окна на Московский и чувствуешь себя витриной заведения. Это весело. На столе клетка с волнистым попугайчиком, есть с кем поговорить.

Рюмочная на Восстания, 12

10:00-22:00

Угол Жуковского и Восстания особенно насыщен заведениями; натурально каждое окно и цокольного, и первого этажа — своя вывеска. Набор пестрый и не то чтобы интересный, хочется проскочить побыстрее. Напрасно. Метрах в пятидесяти от угла по Восстания, в полуподвале — одно из лучших мест в нашем жанре.

Настоящий олдскул, тесная «стоячка». Все по классике без излишеств: водка от 45 рублей, настойки от 50, «коньяки» от 80. Закуска: пельмени, сырок, конфетка, лимончик, бутерброды, сосиски с горошком. По ощущению, году в 97-м в это заведение была вложена пара тысяч долларов, и с тех ничего особо не менялось ни в меню, ни в интерьере.

Вечером пятницы — локоть к локтю, спина к спине. Завсегдатаи тянут свои сто из хайболов (sic!). Сноровисто раздает и принимает заказы усталая дама за стойкой. У кассы приколото объявление от руки: «Килька кончилась, есть сельдь и сало» (речь о бутербродах, естественно — в порядочной рюмочной закуска всегда заканчивается до закрытия). Пока пьешь стопку, уткнувшись носом в стену, вынужден любоваться обоями в стиле «итальянский натюрморт»: виноградная лоза, бутылка кьянти, потрескавшаяся стена. Что-то в этом есть очень петербургское: вежливые алкоголики, балтийская зимняя темень и наивная мечта о солнечном Средиземноморье.

Рюмочная «Рядом»

Гороховая ул., 32 | 18:00-4:00

Район пересечения Гороховой с Грибоедовым — алко-провинция по сравнению с Думской или Рубинштейна. Едва ли кто-то сознательно отправляется сюда весело проводить время, но для жанра похмельные прогулки с пит-стопами тут есть два подходящих места. В одном доме, но совершенно разные по стилистике.

Рюмочная «Рядом» — один из пионеров нового петербургского алкоголизма. Об этом сообщает лозунг над баром: «Пей чистым — оставайся честным».

Напитки делятся на предложения для господ и товарищей — речь, понятно, о цене. Товарищам полагается водка от 100 рублей и «массандра» от 120, двухчастный бутер за 150 (на выбор: килька, селедка, сало, шпроты, буженина, икра, колбаса). Господам — обильный выбор дистиллятов: армянские, эстонские, краснодарская и грузинская чача. Среди посетителей — и бумеры, и зумеры.

Зал кишкой, длинная стойка, столешница, прибитая к стене, напоминают о первом «Терминале», чуть отстраненные бармены, с которыми сложно завязать разговор — из той же оперы. А кирпичные стены, кумач, классовое разделение посетителей — от этого слегка веет легендарным заведением «Зов Ильича» и посткоммунистическим ширли-мырли 90-х. В чем есть свой шарм.

Дегустационный буфет «Щель»

Гороховая ул., 32 | 18:00-3:00, в выходные до 6:00

«Щель» — геометрический близнец и стилистический антагонист «Рядом». Вывески нет, алюминиевую дверь легко не заметить. Заведение названо в честь легендарной рюмочной начала 60-х, которая действительно располагалась в щели между зданиями «Астории» и «Англетера». Место было ультра-богемным: там тусовались центровые литераторы и художники, переводя дух, так сказать, между партсобранием и рестораном.

Новая «Щель» — по традиции, очень узкое помещение. Правда, здесь мало поводов вспоминать Бродского и Гранина. Завсегдатаи — бородатые любители тяжелого рока (приветливые). Аскетично, грубовато, темно. Стены завешены сюрреаличтическими полотнами. Легкое чувство, что очутился в берлинском Кройцберге: там все кабаки такие, скажем, контркультурные.

Рюмочная — так рюмочная, видимо, решили авторы. Никаких господ и товарищей, вся выпивка и закуска по 100 рублей — классическая селедка, малосольные огурцы, паштеты, водка, собственные настойки на ягодах и кореньях. Полынная — редкий шанс почуствовать вкус Монголии за шесть с половиной тысяч километров от Улан-Батора: горькая «Алтан Гагнуур», которая там стоит в каждом лабазе, один в один с этим замечательным напитком.

«Угрюмочная»

Рубинштейна ул., 4 | 19:00-6:00
Литейный пр., 53 | 16:00-6:00, в пт-вс круглосуточно
Маяковского ул., 50 | 16:00-6:00

«Угрюмочная» — на бумаге — символ перерождения петербургского бренда. Раньше была «Пурга» — пьяная свадьба без начала и конца, где москвичи угорали до потери всего. И место, и жанр пора забыть, теперь гости столицы тусуются в модных заведениях (и удивляются, конечно, с фига ли они модные и как можно так тоскливо веселиться, но деваться некуда).

Витриной нового стиля для простой иногородней публики должен был стать «первый в мире бар для грустных», где можно ныть, материться, цеплять печальных винишко-тян и препираться с невежливыми барменами. Должен был.

Место действительно довольно грустное, но несколько в другом смысле, чем, видимо, подразумевалось авторами. Вечером в пятницу в заведении на Рубинштейна оживленно так, что бесполезно пытаться добраться до стойки, на Литейном наоборот — пустовато, очень громко играет танцевальная музыка неопределенного рода. Вчитываться в меню нет смысла, здесь надо не «выпивать, закусывать», а «бухать и угорать», будучи крайне юным и крайне нетребовательным. Трепетные юноши из-за стойки жалостливо кричат в спину: «Оставайтесь, у нас весело!» Вполне вероятно, что так, но это не рюмочная.

Рюмочная и чебуреки «У Ларисы»

Литейный пр., 43 | 12:00-6:00
Рубинштейна ул., 29/28 | 12:00-6:00

Свежая «Лариса» недавно открылась на Литейном и являет собой яркий пример стратегического барного мышления. Место расположено на оживленном маршруте неспешного следования с Белинского на Некрасова, что определяет контингент и заставляет думать, что а) рано или поздно два центра барной культуры соединятся в одно непрерывное целое, и даже думать об этом страшно б) невозможно не зайти сюда на рюмку, неспешно следуя мимо. И тут обнаруживается проблема.

Попытавшись взобраться сразу на две табуретки мифологии советского общепита, авторы предсказуемо не сумели удержать баланс. «Лариса» — прежде всего чебуречная. Нет, с алкоголем здесь все в порядке: водка от 100, самогоны и фирменные настойки от 150, миксы «Иорданские струи» и «Сучий потрох» (рецептура Ерофеева несколько адаптирована, если что). Но зайти сюда и не заказать чебуреки — категорически невозможно. Каким-то загадочным образом в «Ларисе» воспроизвели уникальный вкус 1984-го года из того самого заведения в Сухуми, которое на всю жизнь останется для меня самым ярким гастрономическим впечатлением. И тут все переворачивается вверх дном: чебуреками не закусывают, чебуреки едят и запивают их пивом (можно и с водкой). В общем, это вроде как другой жанр. С одной стороны, а с другой — какая разница!

«Тихий ход»

Большая Морская ул., 13 | 11:00-1:00

Если вплывать в Большую Неву со стороны Финского Залива, то справа, там где верфи и морской порт, можно увидеть огромных размеров черную ржавую стену, плавучий док, на котором гигантскими буквами написано: «Тихий ход». Над стеной живописно торчат два крана. Если некоторое время смотреть на эту надпись, то становится понятно, что это — слоган Петербурга.

Новое заведение на Большой Морской открывают авторы «Рюмочной в Бутылке», «Залива» и «Косули». И название, выбранное для четвертого спота — пример того, что придумана почти идеальная франшиза петербургской рюмочной эпохи «пост-пост, мета-мета». Набор напитков и закуски во всех местах — почти идентичный список на две страницы. Интерьер и атмосфера — везде разные. Строгая «Рюмочная» на Новой Голландии — отдых от разномастного общепита «Бутылки», неоновый «Залив» — альтернатива мрачному аскетизму «Хроник», просторная «Косуля» с мозаикой в стиле пионерлагеря на Караванной — апгрейд-замена закрывшимся «Пирогам» на Фонтанке (та же команда).

«Тихий ход» — просторное место с бесконечной стойкой. В интерьере морской индастриал: обрубки ржавых труб в качестве светильников, стены туалета — кусок контейнера. Водка от 100, собственного приготовления настойки по 150, несколько видов основательных бутербродов. Guilty pleasure — запеченный картофель с печенью трески и каймаком. Основной публикой в будни, предсказуемо, будут студенты «Тряпки», расположенной напротив. Для всех остальных важно, что теперь по дороге в Эрмитаж/Главный Штаб/Манеж/Исаакий есть где остановиться и передохнуть.

Рубинштейна ул., 27 | 18:00-2:00

На Рубинштейна, с одной стороны, уже вроде бы и незачем ходить: улица, обозначенная во всех путеводителях как мекка вечернего Петербурга, местами выглядит как анклав Столешникова переулка. Но, с другой стороны, это все же Петербург: демократично выпить и закусить можно и тут, с поправкой, конечно, на гламурный колорит.

Diligent drinkers удачно совмещает шик Рубика и доступность алко-Петербурга. Пропускаем первый зал с едой и квадратной стойкой. Во втором — большой выставочный шкаф вдоль стены с настоящей кунсткамерой: ряды огромных стеклянных бутылок с лаконичными обозначениями «абрикос», «яблоко», «кизил», «малина», «клюква». Несколько десятков видов дистиллятов, настоек и ратафий — от 200 рублей за 30 мл. Подсвеченные емкости напоминают эликсиры. Содержимое вполне волшебно.

Обеспеченная молодежь, много иностранцев. Весело, шумно, общая стойка, легко завязываются разговоры с соседями на разных языках. Дело «Терминала» живет и развивается, не зря создатели АД родом оттуда.

«БарМитя»

Рубинштейна ул., 20 | с четверга по воскресенье, по вечерам и ночам в зависимости от наличия гостей

@tyoma.sapiens

Кафе «Рубинштейн» — приют богемного москвича, которому «просто посидеть без пафоса» в Петербурге больше негде. Смело проходите мимо столиков с рафинированной публикой во второй зал. Поворачивайте направо на кухню и дальше — по узкому рабочему коридору.

В конце справа будет дверь, за ней — пещера с чудесами, то есть «секретная» рюмочная.

Создатель «Рубинштейна» Митя Б., кажется, в эти 7 квадратных метров вложил больше души, чем в остальные 150. Здесь как-то прям очень уютно. Видимо, поэтому молодые люди в ярком и хрупкие девушки выходят почилить в эту тесную каморку, а не на улицу.

Но целевая аудитория, конечно — обеспеченные мужчины старше среднего, которых на определенной стадии «тошнит» от белых столов, чинных разговоров и хочется просто хлопнуть рюмку. Например, это может быть улыбчивый гражданин лет 55 в черном пальто, красном кашне и кепке, которую он все время приподнимает, чтобы провести ладонью по лысой голове. Этот жест, колючий взгляд — видно, что гражданин кучеряво пожил в свое время, но сейчас вышел на покой, и только рюмочку-другую под присмотром безучастной супруги иногда себе позволяет.

Набор напитков лаконичен, но выбрать есть из чего. Шоты «Митя» и «Минди» по 220, коктейли по 600, вино от 150, бутерброды и оливки на закуску. В целом доступно, но приветливые бармены привыкли, что местная публика денег не считает: пара текил без уточнения цены обошлась в тысячу.

бар «Рядом»

ул. Гороховая, 32

бар «БарМитя»

ул. Рубинштейна, 20

бар «Анонимное общество усердных дегустаторов»

ул. Рубинштейна, д. 27

бар «Рюмочная»

Пушкинская ул., д. 1

бар «Угрюмочная»

Литейный пр., 53

кафе «Чебуреки и рюмочная у Ларисы»

ул. Рубинштейна, д. 29

бар «Угрюмочная»

Маяковского, 50

кафе «Тихий ход»

ул. Большая Морская, 13

Информация и бронирование

+7 812 325-65-56

Читайте также:

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий.

Нестыдные суши

10 суши-заведений новой волны, японская кухня восстанавливает реноме.

Гости, которые всех раздражают

11 ресторанных антигероев. Знакомы?

Камин-аут: 9 ресторанов с живым огнем

Рестораны с каминами для самых уютных и теплых зимних ужинов.