Экспертное мнение

27 сентября 2016

Тест на профпригодность


Тест на профпригодность

В середине сентября Facebook накрыла истерия рестораторов, шеф-поваров и других неравнодушных. Повод — федеральный закон №238 «О независимой оценке квалификации», обязующий всех работников общепита подтверждать свою компетенцию. Профпригодность официантов, финансовое бремя рестораторов, бюрократия и закат эпохи купленных дипломов — редакция Restorating разбирается в вопросе.

В чем суть?

Закон подписан еще 3 июля, вступит в силу с 1 января 2017 года. Смысл закона в двух словах: претендуешь — соответствуй. Каждый специалист ресторанного рынка должен будет подтвердить свою компетенцию перед профессиональным сообществом, за что ему вручат сертификат и внесут в особый реестр, который будет удобен в первую очередь для работодателей. В идеальном мире эта система должна отсеивать ленивых теоретиков, воспитанных непрактикующими преподавателями на советских книжках, и в то же время давать дорогу талантливым ПТУ-шникам. Кстати, это не новый гвоздь в крышку гроба малого бизнеса и не очередная препона игрокам рынка общепита: сертификации подлежат специалисты всех отраслей. Кроме госслужащих, как водится.

Введение системы в целом курирует Национальный совет по профессиональным квалификациям при президенте РФ, а конкретно в ресторанной сфере — Федерация рестораторов и отельеров. Силами кураторов создаются Центры оценки квалификаций, напрямую от государства не зависящие, которые и будут выносить приговоры: готов к труду или нет. В состав ЦОК входят представители профсоюзов, профильных организаций и ассоциаций. Например, в числе петербургских экспертов ЦОК — Галина Белоусова (управляющая «Форум»), Игорь Пращенко (руководитель White Group), Александр Рассадкин (президент петербургской ассоциации сомелье, преподаватель школы вина «Энотрия»), Серж Фери (бренд-шеф «Астории») и другие известные персоны.

А судьи кто?

Планку для HoReCa задаст Совет по профессиональным квалификациям в индустрии гостеприимства, в Петербурге этим задачам содействует партнерский «Центр навыков и компетенций в индустрии гостеприимства» (создан под эгидой Skills Center — некоммерческой организации, занятой развитием профобразования в разных отраслях). Сейчас на ООО «ЦНиК в ИГ» возложена миссия создания оценочных материалов для ЦОК и, собственно, формирования региональной сети этих центров. Центр управляется совсем не ноунеймами: 40% долей ООО принадлежит Леониду Гарбару (учредителю Stroganoff Group), еще столько же — у Кирилла Зиминова (экс-партнера Евгения Пригожина по первой сети частных продовольственных магазинов «Контраст»), 15% — у Павла Черных (директор по развитию Skills Center). 

Как получить справку?

Доказывать свою профпригодность придется в ходе экзамена: теоретический модуль на знание основ, санитарных и других норм плюс практическое задание. От затрат на организацию последнего (условно говоря, повару нужно овощи купить, чтобы показал мастерство винегрета, а бармену — виски с колой предоставить) будет зависеть стоимость сертификации. В среднем по Петербургу предполагаемая цена профиспытания составит 10 000 рублей. По подсчетам РБК, только для сертификации уже работающих сотрудников петербургских отелей и ресторанов бизнес выложит в совокупности 300 млн.рублей: сейчас в городе работают 9,8 тыс. организаций, где трудоустроено 30 тыс.человек. Оценивать квалификацию специалистов начнут уже с 1 января 2017 года. Впрочем, сертификация — пока дело добровольное. 

Мнения профессионалов

ОЛЕСЯ ДВОРАК, генеральный директор «Центра навыков и компетенций в индустрии гостеприимства», — про бессмысленность красивых дипломов, гражданское общество и лихорадку в профессиональных отраслях.

— Истерию в Facebook я отметила и обрадовалась: мы в течение долгих месяцев пытались достучаться до отрасли, и, наконец, это произошло.

Если на пальцах: государство сейчас вводит национальную систему профессиональных квалификаций. По задумке, неважно, где учился человек и какой у него диплом (и сколько их у него), с 1 января 2017 года единственный документ, который будет подтверждением уровня квалификации — это свидетельство о квалификации, выданное Центром оценки квалификации. Отсюда и первая волна истерии, которая приключилась, – среди образовательных организаций, которые осознали, что теперь их выпускникам недостаточно иметь красивый диплом. Теперь они должны что-то уметь.

Уровень владения профессией должны определять сами работодатели: посредством формирования профстандартов, проведения оценки, развития собственных образовательных программ. Чтобы работать за рубежом, нужно сдать профессиональный экзамен (у нас это называлось долгое время «защита диплома»).

Безболезненно эту систему не внедрить, поскольку ответственность переложена на сам рынок, что на самом деле огромное достижение и результат многолетних битв. И теперь, если рынок проигнорирует этот компромисс, возможно, что государство признает наше гражданское общество неспособным к саморегулированию и заберет обратно все полномочия по определению уровня профессионализма специалистов. А значит продолжит учить не так, как надо работодателю или принято в мире, а как умеет.

Мы понимаем, что от незнания появляется негатив и неприятие. Но закон есть закон, нам с ним жить, и он, скорее, польза, чем обременение. Просто тема намного глубже, чем кажется при поверхностном погружении в нее в соцсетях. Я уверена, что чем больше работодатели и специалисты будут в нее погружаться, тем ответственнее будет подход. Скажу прямо – лихорадит все отрасли, помимо тех, в которых такая оценка всегда была: медики, сварщики, моряки.

ЕКАТЕРИНА БОКУЧАВА, совладелец ресторанов «Место», Go To Health, Sukiбара 8 и кофейни Saint Espresso, ― про утопическую систему сертификации и поварскую проституцию.

— Я считаю, что система сертификации в наших сегодняшних реалиях, когда на 80% кухонь ресторанов города работают гастарбайтеры ― это утопия. Получается, когда закон вступит в силу, половине рестораторов придется уволить персонал.

В то же время, теоретически сертификация сотрудников ― дело нормальное, каждый человек должен работать на своем месте. Расходы будут нести рестораторы. Но я считаю, что в хорошего повара, претендующего на адекватную зарплату, можно вкладывать деньги. Важно подписывать контракты на несколько лет работы ― и если повар в обозначенный период разворачивается и уходит, он обязан заплатить работодателю компенсацию. Тогда в нашем городе, в частности, закончится поварская проституция. Я это так называю.

ПОЛИНА АРТЕМЬЕВА, HR-директор Food Retail Group, ― про понижение сотрудников и создание новых рабочих мест для преподавателей.

— Профессиональная сертификация даст больше возможностей карьерного роста. Хотя, при отказе сотрудника повысить свою квалификацию до необходимой для своей должности, мы вынуждены будем его понижать. И, к сожалению, мы понесем дополнительные расходы на получение самого сертификата.

Для рынка нововведения — это создание новых рабочих мест в «Центрах профессиональной квалификации», это повышение востребованности преподавателей и рост заработной платы за счет прохождения теста. Преимущество для нашего рынка заключается в понимании соответствия или несоответствия профильному стандарту. Но для этого нужны индивидуальные и узконаправленные стандарты. Надеемся, что тесты, позволяющие определить профстандарт в нашей отрасли, будут разработаны экспертным советом на базе Swissam, через который мы и планируем проводить оценку квалификации сотрудников.

ЛЕОНИД СТЕРНИК, совладелец и сомелье ресторана Vincent, ― про лазейки в законе и общий маразм ресторанной сферы.

В стране крепчает маразм. В ресторанной сфере он крепчает особенно сильно. Начиная с внедрения системы ХАССП ― стандарт безопасности продуктов питания, который обходится предприятию примерно в 50000-100000 рублей. Следующая веселая история – аттестация рабочих мест: например, рабочее место мойщицы, имеющей дело с химическими средствами, попадает под понятие «вредные условия труда», а значит работающему человеку недостаточно одной только санкнижки, ему нужно заключение психиатра и еще что-то. ЕГАИС обязал все розничные магазины и бутики обзавестись сканером и при продаже алкоголя сканировать бутылку ― общепит переходит на ту же систему с июля 2017. Непонятно только, как мы будем учитывать разливные позиции, а тем более коктейли.

Чем дальше, тем смешнее. Сейчас вот вышло постановление, согласно которому все сотрудники ресторана должны быть сертифицированы, начиная от повара и официанта и заканчивая генеральным директором. Последний, если я не ошибаюсь, обязан иметь высшее образование. Как вам?

При этом законы у нас сочиняют разные, но всегда оставляют лазейки. Думаю, и сертификацию кадров можно будет обойти. Откроется ресторан, юридически назовется лавкой, а официанты станут менеджерами по продажам гастрономии. Чтобы не платить за сертификат сомелье, можно юридически обозвать специалиста «менеджером по продажам алкоголя» – наверняка, будет дешевле. Уверен, что сами работники не станут платить центру оценки компетенций ― финансовая нагрузка ляжет на плечи ресторатора.

КИРИЛЛ ВИНОГРАДОВ, владелец и шеф-кондитер кафе «Вкусные штучки», — о том, что делать, ребята?

— Что касается информационного фона, он, как часто это бывает в нашей стране, весьма разноголосен и трактовка вновь введенных законодательных норм зачастую противоположна, что обусловлено низким юридическим качеством этих документов.

Наиболее взбудоражило общественность вступление в силу закона о независимой оценке квалификации. Пока беспокоиться не стоит: закон лишь устанавливает общие нормы проведения оценки и не подразумевает ее обязательность. Вновь принятые нормы не дают работодателю права требовать свидетельство при трудоустройстве, ибо внесения изменений в статью 65 ТК РФ (перечень документов для заключения трудового договора) не производилось. Да и работающие сотрудники вправе отказаться от прохождения квалификации по требованию работодателя.

Здесь же отмечаем, что работник должен квалифицироваться не единожды, а при каждом переводе на новую должность.Также свидетельство квалификации является срочным документом, по истечении которого работник обязан квалифицироваться вновь.

Интересно, что если работник не прошел оценку, то это не может служить поводом для его увольнения или изменения условий трудового договора. Напротив, работодатель обязан обеспечить такому работнику возможность дополнительного обучения и «бумажного» повышения квалификации.

Нельзя не упомянуть и о самих профессиональных стандартах, которые были разработаны Федерацией рестораторов и отельеров. Они чудовищны по своему содержанию, и остается только гадать, каким образом «ведущим» специалистам отрасли удалось явить на свет это позорище. Суть в том, что ПС — это замена старых отраслевых квалификационных справочников для унификации наименования должностей и предполагаемый ориентир для совершенствования профессионального обучения. То есть документ на длительную перспективу, причем очень некорректный в своей содержательной части, к ресторанам и блюдам в настоящее время никакого отношения практически не имеющий.

Что делать? Да ничего, ребят. Пока работать, как работали, лишь за небольшие деньги привести в соответствие свою кадровую документацию. Никуда не ходить и никому ничего не платить! Складывается впечатление, что некоторые представители бизнеса под прикрытием благих намерений решили несколько перевернуть суть с ног на голову и подкосить копеечку на коллегах.

Что будет? Судя по активной деятельности ФРиО по формированию отраслевых ЦОК и уверенности того же гражданина Черных в том, что бизнес все-таки заставят платить, нам нужно ждать перспективной коррекции законодательных норм: независимая оценка квалификации, вероятно, будет носить обязательный характер.

Как это отразится на отрасли? В любом случае негативно. Это автоматически приведет к дополнительной финансовой нагрузке в не самое для этого удачное время и станет еще одной попыткой зарегулировать нашу деятельность и сделать ее еще более мутной и запутанной.

У тех, кто работает, нет времени заниматься подобной ерундой. Учитывая прежде всего количественный дефицит персонала говорить об институтах платной независимой оценки квалификации просто смешно! В случае введения обязаловки, помимо тотального штрафоналожения мне, в масштабах страны, видится перспектива недобросовестной конкуренции со стороны учредителей ЦОК, а также повальный и бесстыдный хэдхантинг с их же стороны. Разумеется это плюс к весьма приличному профиту. Также весьма забавным представляется проведение этими уважаемыми людьми оценки собственного персонала с внесением оплаты в кассу самоучрежденных ЦОК.

Ну и все должны понимать, что ЦОК будут образованы разные, то есть региональные, земляческие, национальные. И будут они «для своих» штамповать кипы ничего не значащих бумажек. Ни о каком повышении квалификации работников и качества услуг в целом даже речи не идет! Опять гора родила мышь. И все бы ничего, если бы не странная, на сей раз вызывающая откровенное раздражение, активность ФРиО и их неоднозначная позиция по отношению к коллегам.

Теоретически, независимая оценка может принести пользу, вы удивитесь... как раз недобросовестным операторам рынка, не соответствующим в принципе практически никаким требованиям. Юридически это предоставляет им право в каждом из многочисленных случаев добиваться штрафоналожения только на физическое, квалифицированное лицо, неся тем самым меньшие финансовые потери.

P.S. На момент сдачи публикации руководители федеральной и региональной ФРиО — Игорь Бухаров и Леонид Гарбар, соответственно, — запрос редакции о предоставлении комментария, к сожалению, оставили без внимания. 

Через полторы недели после публикации материала Леонид Гарбар сам связался с Restorating. Он пожелал поделиться с читателями сайта своим мнением — мы не против, мы за плюрализм.

Читайте также:

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий.

Био-вино: прогресс или секта

Джинн из винной бутылки с пометкой bio выпущен — разбираемся, как с этим пить дальше.

Петербургская кухня: былины и легенды

Эксперты о том, что такое петербургская кухня, и почему она появляется в меню ресторанов.

Божоле нуво: праздник или «полное гамэ»?

Строгие эксперты-сомелье разобрали по полочкам все «за» и «против» божоле.