Экспертное мнение

15 ноября 2019

Ресторан: доступная среда. Часть 2


Ресторан: доступная среда. Часть 2

Первая часть «Доступной среды в ресторанах Петербурга» транслировала мысли жителей города, имеющих проблемы опорно-двигательного аппарата. Часть вторая: что думают о доступной среде сами рестораторы?

Михаил Чобаня

Хочешь создать хорошее место — думай о госте. О каждом потенциальном госте заведения. Не стоит пренебрегать качеством материалов, экономить на мебели, декоре. Следует предусмотреть все возможные сложности. У нашей команды уже есть положительный опыт открытий, а в «МА» мы решили сделать удобную и доступную среду. Получив все необходимые документы, мы тщательно продумали эргономику пространства. «МА» — единственный ресторан на Рубинштейна, куда можно беспрепятственно заехать на коляске, здесь нет никакого подъема или ступенек. Кнопки помощи в этом случае не нужно. Также уборная для инвалидов, конечно, есть — все-таки мы располагаемся на главной ресторанной улице Петербурга. Мы сознательно пошли на то, чтобы из пространства для двух кабинок сделать одну. Соблюли все нормы — диаметр разворота, наличие поручней, кнопки вызова помощи, специальной раковины.

«МА» — единственный ресторан на Рубинштейна, куда можно беспрепятственно заехать на коляске, здесь нет никакого подъема или ступенек.

Оборудовать уборную для инвалидов обходится не дороже, чем обычную туалетную комнату. Разница в выделенной дополнительной площади. Любой достойный производитель предлагает несколько опций стандартных комплектаций специального оборудования, и необходимая в таком случае раковина стоит ровно столько же, сколько и обычная — то же самое касается и унитаза, и всего остального. Все нормы и стандарты туалетных комнат для маломобильных граждан доступны в сети, найти информацию про нужную высоту расположения раковин, мыла, салфеток и поручней, про расстояние от унитаза до раковины не составляет труда.

Александр Шавлиашвили

Думаю, в России много тех, кто не знает и не задумывается о проблемах людей с инвалидностью. Окружающие просто не в курсе, что для кого-то поручень или специальная уборная по-настоящему важны. Не думаю, что кто-то специально хочет сэкономить на маломобильных группах населения. Значит, тот, кто знает, просто должен внедрять это в жизнь, в некоторой степени подавать пример другим.

Мы ориентируемся на здравый смысл. Например, среди гостей рынка есть семьи с детьми, которых надо где-то иногда переодевать, для этого в общественных местах необходимы пеленальные столики — обустраиваем. Если общество состоит из людей с инвалидностью, которым нужна возможность доступа в общественные пространства с удобствами, то мы делаем пандусы и уборные. Я долгое время жил в Америке и просто привык к тому, что равное уважение должно быть к каждому члену общества. Твоя зона гостеприимства становится твоей зоной ответственности.

Анна Пешная

По российским законам любое общественное пространство должно быть оборудовано кнопкой для маломобильных граждан. В нашем баре есть кнопка-звонок перед входом и переносной пандус. Он всегда стоит рядом с входной дверью, складной и удобный, так что даже девушка-администратор с ним может справиться и мгновенно разложить его на наших ступеньках. Алгоритм такой: человек нажимает на кнопку звонка, к нему выходит сотрудник с пандусом, размещает пандус на ступеньках и с его помощью помогает гостю на коляске преодолеть подъем. В это время другие сотрудники находят удобное место для размещения в зале.

Внутри нашего бара не очень удобно передвигаться на коляске, так как столы стоят достаточно плотно, но мы всегда помогаем людям с инвалидностью. На колясках у нас чаще бывают соотечественники, причем молодые, среди иностранцев чаще остальных приходят американцы или израильтяне. Если честно, мы иногда сами изумляемся, как гости на колясках добираются до нас зимой.

Алексей Буров

Какое главное отличие нас от западной цивилизации? На западе практически нет ситуаций, в которых люди испытывают ограничения. Ты везде существуешь в зоне комфорта — и чувствуешь себя человеком. Что касается доступной среды в Петербурге, то в историческом центре города, например, установка пандуса невозможна. В той же Москве некоммерческие помещения еще пару веков назад чаще строились под коммерцию, в Питере же — под чиновников. Даже в XIX веке в столице почему-то понимали, что для общественного помещения нужен широкий удобный вход, большие окна и уровень с землей без порогов.

Перед нами стоит фундаментальная проблема: наша городская среда в целом не френдли к людям с ограниченными возможностями.

Для сравнения: в нашем столичном «Трапписте» — вход без ступенек. А питерский «Траппист» — спуск вниз, шире вход не сделать из-за капитальных стен. В питерском «Фарше» на Белинского — подъем в три ступеньки. То же самое в Smoke BBQ на Рубинштейна — несколько крутых ступенек вверх. Перед нами стоит фундаментальная проблема: наша городская среда в целом не френдли к людям с ограниченными возможностями. Люди с инвалидностью, может быть, слышали о нас и хотели бы к нам попасть, но они элементарно не доезжают до ресторана. Вот если бы кто-нибудь из нас отважился пожить хоть денек на месте человека на коляске, — прозрел бы моментально! Когда нужна помощь, мы помогаем, на руках заносим коляску. Кнопки помощи на фасаде — в наших ближайших планах.

Дмитрий Дикман

Я столкнулся с проблемой обслуживания людей с инвалидностью давно, еще когда владел сувенирным бизнесом на набережной Лейтенанта Шмидта. С тех времен помню, что ни один иностранец на коляске не выглядел ущемленным или закомплексованным. Люди с инвалидностью в Европе — полноправные члены общества и чувствуют себя именно так. В отличие от наших сограждан, которых общество «здоровых людей» если не отвергает, то старается не замечать.

Когда я семь лет назад открывал первое заведение «Ятъ», я задумался о доступной среде, тем более что оно расположено на туртропе, у Дворцовой площади. Но ничего сделать не мог — помещение цокольное, дверь узкая, расширить нельзя. Мои ребята просто на себе опускают коляску с гостем вниз по ступенькам.

Такое неразрешимое противоречие: с одной стороны, власти велят делать пандусы, с другой — запрещают их делать. Как же быть ресторатору?

В какой-то момент наше государство взялось за этот вопрос и стало предписывать всем рестораторам делать пандусы. Но в старом фонде пандус поставить невозможно, для этого надо ломать асфальт, КГИОП Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Санкт-Петербурга не пропустит. Такое неразрешимое противоречие: с одной стороны, власти велят делать пандусы, с другой — запрещают их делать. Как же быть ресторатору?

Другой наш ресторан «Петруша» на Конногвардейском бульваре в том числе затевался как место для группового туризма. Поэтому мы оборудовали специальную уборную — к сожалению, не целиком подпадающую под требуемые запросы, но с поручнями и широкой дверью, размер уборной превышает размеры обычной кабинки. В «Петрушу» можно въехать прямо с тротуара без всяких ступенек.

Такое неразрешимое противоречие: с одной стороны, власти велят делать пандусы, с другой — запрещают их делать. Как же быть ресторатору?

Вот что сделало бы среду в петербуржских барах, кафе и ресторанах более доступной:

  1. Кнопка вызова на входе. Крепится на высоте 1,4 м — уровень глаз человека на коляске. Стоит копейки — около 3000 руб., заказ по интернету, привезут через пару часов. Однако установка кнопки в ресторане — полдела. Желания помочь и здравого смысла мало — сотрудник ресторана, помогающий человеку с инвалидностью на коляске, должен знать правильный алгоритм действий, чтобы не испугать гостя и не навредить ему.
  2. Пандус. В историческом центре города в ресторан чаще всего ведет несколько ступенек; установка стационарного пандуса невозможна, такие вещи при строительстве планируются заранее. Вариант — выносной сборный пандус. Самые важные показатели у пандусов — угол наклона в зависимости от количества ступенек и правильное покрытие для сцепления. Вся информация есть в сети.
  3. Уборная для людей с инвалидностью. Сложный пункт! Требует в два раза больше площади, чем стандартная кабинка, — в основном из-за необходимого радиуса разворота коляски. А в историческом центре арендные ставки таковы, что счет идет на сантиметры. Однако во многих ресторанах можно насчитать от четырех и больше туалетных комнат, а уборной для людей с инвалидностью нет, и не предвидится. Информация по оборудованию специальных уборных — тоже есть в открытом доступе. Затраты на оборудование спецуборной не превышают стандартные.

ресторан «Ять»

наб. реки Мойки, 16

ресторан «Траппист»

ул. Радищева, 36

ресторан «География»

ул. Рубинштейна, 5

ресторан «Smoke BBQ»

ул. Рубинштейна, 11

бар «Траппист»

Большой Черкасский пер., 15-17с1

ресторан «MA»

ул. Рубинштейна, 7

фуд-пространство «Василеостровский рынок»

В.О. пр. Большой, 16

бар «Фарш & бочка»

ул. Белинского, 11

кафе «Дикman's Deli»

пр. Аптекарский, 2

банкетный зал «Петруша»

Конногвардейский бул., д. 4

кафе «Дикmаn’s Deli»

наб. Адмиралтейского канала, 2

кафе «Papaya»

ул. Рубинштейна, 16

Информация и бронирование

+7 812 200-71-00

Читайте также:

  • Того же автора

    Ресторан-путешествие Aeffect

    Ресторан-путешествие Aeffect

    Живые стены, континенты на столах и меню по мотивам путешествия Магеллана. Новинка — африканская терраса.

  • О том же месте

    Завтраки с Бенедиктом

    Завтраки с Бенедиктом

    Собрались как-то на завтрак пашот, бенедикт и Камбербэтч.

  • Из той же рубрики

    А у меня 50 метров

    А у меня 50 метров

    Краткий пересказ истории с «наливайками» + комментарии причастных депутатов, ресторанных экспертов и Виталия Милонова.

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий.

Ресторан: доступная среда

Как сделать рестораны более инклюзивными? Рассказывают люди с инвалидностью.

Трюфель: за и против

Аккурат в разгар сезона трюфелей разбираемся в том, что представляет из себя «король грибов». Рассказывает один эксперт и целых семь шефов.

Пресс-релизы: ожидание VS. реальность

Письма в редакцию: 9 типов неудачного пресс-релиза и образец жанра.